Были ли наши предки более уставшими, чем мы?

предки усталость «(…) Усталость медработников, сохраняющаяся утомляемость пациентов, «вылеченных» от Covid-19, психологическая усталость, связанная с последовательными карантинами, и т. д. Книга историка Жоржа Вигарелло «История усталости — от Средневековья до наших дней» (издательство Éditions Seuil, 2020), к которой он добавил предисловие в связи с пандемией, сейчас актуальна как никогда», — пишет журналист Бенжамен Карако в Slate.fr.

«(…) В XX и XXI веках поле усталости неудержимо расширилось». В профессиональной сфере в СМИ освещается «эмоциональное выгорание», в частном секторе подчеркивается «умственная нагрузка», сказывающаяся на женщинах, которые все еще являются жертвами неравномерного распределения домашних обязанностей и образования детей», — говорится в статье.

«(…) Стойкость термина, обозначающего это явление, маскирует его «метаморфозы» со времен Средневековья, когда началось исследование Жоржа Вигарелло, и до наших дней. Действительно, «ощущение усталости меняется от эпохи к эпохе»; и эти вариации имеют много последствий, которые отражаются в теле, сознании, медицинских концепциях, организации работы, спорте, насилии и т. д», — передает автор статьи.

«Понятие явной усталости со временем меняется. В Средние века привлекала внимание «усталость бойца», в меньшей степени — путешественника, а в религиозной сфере подразумевалась усталость от искупления добродетелей. Что касается усталости рабочего, крестьянина, то ее игнорировали из-за преувеличения господствующего положения воина», — отмечает издание.

«(…) В эпоху Просвещения усталость становится более заметной. Тогда началось преодоление самого себя посредством исследования мира, обучение расширению своих возможностей. XIX век является столетием усталости рабочих, изучаемой и все более подсчитываемой не столько ради благотворительности, сколько для оценки отдыха, необходимого для максимизации производства при рождении индустриального общества — то же самое касалось озабоченности иметь в своем распоряжении солдат, пригодных для армии. Некоторые пагубные последствия нового общества вызвали интерес к усталости, обусловленной условиями жизни, рабочим временем или тяжелым трудом детей», — говорится в статье.

ЧИТАЮТ ТАКЖЕ  "Недооцененный вирус": как Германия осознанно скатилась к "коронавирусной катастрофе"

«Наконец, наши современные общества, в которых все больше доминируют офисные рабочие места и цифровизация, вносят свою лепту «более скрытых перегрузок», скорее психологического характера, связанных, например, с переизбытком информации», — отмечается в публикации.

«(…) История усталости также связана с утомление тела, о чем уже писал историк Жорж Вигарелло, и со средствами ее исцеления. В Средние века усталость рассматривалась, как «потеря настроения»; соответственно, назначались различные жидкости для восстановления бодрости», — указывает журналист.

«В эпоху Просвещения усталость связывалась с волокнами и другими сетями, а также с неконтролируемым возбуждением. Тогда для ее устранения стали искать «тонизирующие средства», и тот период отмечен развитием триединства чая, кофе и шоколада», — напоминает Карако.

«(…) XIX век, век машин и энергии, был отмечен интересом к еде, калориям и продуктам питания, которые следует одобрить или исключить, а также рождением эргономики. Наконец, «сегодняшняя усталость воспринимается на цифровом языке, когда предпочтение отдается внутренним сообщениям, ощущениям, связи и разъединению». Это достигается через отношения, но также через химию и биологию (роль гормонов, место наркотиков и лекарств)», — передает Slate.fr.

«(…) Жорж Вигарелло заметил изменения в словарном запасе: появление терминов «вялость», «скованность», «истощение», «стресс». В нем освещаются ключевые моменты, такие как Великая война с изменением взгляда на усталость, возникшую в результате «перехода порога», или даже тоталитаризм с желаемым полным истощением его жертв при параллельном развитии досуга и отдыха под эгидой Народного фронта».

«В более широком смысле, усталость постепенно переходит от физической сферы к психологической. (…) Она становится более глобальной и поддерживает тесные связи с нашими сообществами людей, где решается вопрос об автономии и ограничениях», — говорится в статье.

ЧИТАЮТ ТАКЖЕ  Интерпол привлекли к разрешению скандала вокруг подаренной Лаврову иконы

«Такова ставка исторического подхода, который также является генеалогическим: показать, как то, что казалось бы, всегда сосредоточивалось на плоти, с течением времени стало вписываться в сознание, социальные структуры и их представления, причем до такой степени, что теперь оно перестроилось и добралось до глубин нашей души», — пишет Жорж Вагарелло. Отныне усталость стала неотъемлемой частью нашей повседневной жизни», — резюмирует Slate.fr.

Перейти к верхней панели